Последние
10 статей



Глобальное потепление: начало апокалипсиса или грандиозный обман?

Беспокойная соседка

"На Марс люди могут и даже обязаны полететь"

Безоблачное прошлое

Черный пиар двухтысячелетней давности

Ракеты США опережают звук в пять раз

Дочь Сталина призналась, что ненавидит Россию

Сыграли в ящик

Никто не забыт

Наперекор звезде

Посмотреть все статьи

Коварная шпионка погубила Наполеона


          Война 1812 года изучена довольно подробно. Однако есть в ней такие секреты, о которых читающая публика узнает с удивлением спустя почти 200 лет. Мы знаем, что благодаря гению Наполеона почти везде в России дивизии Великой Армии выполняли поставленные задачи. Во всех этих битвах российские войска так или иначе отступали. Наполеон неизменно оставался победителем как стратег, как математик. Но почему же победитель в конце концов отправился восвояси? Почему через полтора года русские войска заняли Париж и казаки отдыхали на Елисейских Полях?
          ЛАРЧИК МИРА ТУГО ОТКРЫВАЛСЯ...
          История — дама капризная. Часто не великие дела, а малозаметные мелочи решают глобальные проблемы. Часто исход событий решали не сорокачасовые сражения, а краткие уклончивые беседы. История ценит не всегда грохот, но часто — шепот.
           ...Октябрь 1812 года. Со второго по восемнадцатое число война затихла. Все стороны тревожно выжидали: а что же будет дальше? Как мы знаем, в Москву Наполеон в эти дни вступил с главной целью: царя Александра Первого надо было вынудить подписать мирный договор. Бонапарт был уверен, что, увидев древнюю столицу царей в плену французских войск, Александр Первый согласится на его условия мира. В самом деле, нашему царю, по сути дела, ничего другого, казалось бы, и не оставалось. Главные российские силы отошли от Москвы. Они сосредоточились к западу, на Калужской дороге. Перед Наполеоном зияли распахнутые просторы русского (и не только) Востока. Можно было пойти куда угодно: хоть в Индию, хоть до Волги, хоть покорять русскую Сибирь. Но Наполеон медлил. В тылу ему был нужен мир, подписанный с царем. Иначе было опасно двигаться в глубь страны, оголяя тылы. Знающие люди потихоньку начали бить тревогу, и Наполеона предупреждали: уже через несколько дней может перейти в наступление враг более опасный, чем русская армия, — зима. Однако Бонапарт настойчиво ждал начала мирных переговоров. Ведь он считал себя победителем при Бородине.
          СПРАВКА
          Сторонниками немедленного мира, с Францией были канцлер граф Николаи Румянцев (1754-1826), императрица мать Мария Федоровна (1759-1828), ее брат, король Вюртемберга, был верным союзником Наполеона, тестем его брата, а племянник императрицы, принц Вильгельм, командовал дивизией в составе Великой Армии.
          В общем, у Наполеона были основания думать, что царя уломают на мирные переговоры. Был пущен даже слух, мол, цесаревич-наследник Константин Павлович (1779-1831), который еще недавно был известен как наполеонофил, уже выехал с тайной миссией из Петербурга. А нет его по одной простой причине. Мол, некие злокозненные генералы перехватили его по дороге. В общем, ларчик мира не хотел открываться для императора Франции легко и просто.
          ТАИНСТВЕННАЯ САМОЗВАНКА?
          Однажды темным октябрьским вечером в ставку российского главнокомандующего Михаила Кутузова прибыл посланец от Наполеона из Москвы. Это был дивизионный генерал маркиз де Лористон (1768-1828). Фельдмаршал любезно принял через адъютанта письмо к императору Александру. Но не более. А на словах через того же адъютанта сообщил: без особого соизволения не сможет, к сожалению, даже пригласить маркиза на свою квартиру. Несмотря на такие недвусмысленные отрицательные знаки, верный, но недалекий наполеоновский маршал Мюрат не переставал говорить нужные слова своему императору. Дескать, «...русские потеряли всякое присутствие духа, а в Петербурге не придают значения этой стране, и далее высшие офицеры открыто заявляют, что там желают и требуют мира; это желание откровенно высказывают также и в армии; уже написали императору Александру и ожидают его ответа...». И Наполеон продолжал верить Мюрату, несмотря на неудачи Лористона.
          Тем не менее на одном из совещаний в Кремле (пятого или шестого октября) Наполеон решил форсировать события и как-то подстегнуть русских, тянущих свою излюбленную «резину». Он объявил собравшимся, что пойдет на Петербург! «... Россия восстанет против императора Александра, возникнет за- говор, и император будет убит, что будет большим несчастьем!..» — патетически и лицемерно воскликнул Наполеон. Он знал, что его слова тут же дойдут до тех, кому они были предназначены. Интресно, что в приведенной выше Фразе главное слово — заговор. Оно не случайно проскользнуло в речи императора. Как оказалось, это был самый его тайный «спецпроект». И именно с ним связано имя некой особы, которую звали (если история верно донесла ее подлинное имя) Эмилия Леймон. Но откуда она взялась на страницах истории? Известный русский художник Василий Верещагин выпустил в 1912 году книгу «Наполеон I в России». Там он цитирует отрывки из воспоминаний 26 офицеров и солдат Великой Армии, повидавших в 1812 году Москву. Он много рассказывал там о шпионах, которых вербовали в Москве завоеватели. И вскользь упомянул: «Некая красивая дама, музыкантша, назвавшаяся немецкою баронессой, предложила также свои услуг и, получила несколько тысяч франков — и... пропала».
          СПРАВКА
          Эмилия Леймон, урожденная баронесса фон Цастров. Происходила из весьма респектабельной немецкой фамилии. В официальной русской историографии это имя появилось совсем уже недавно. В 2005 году в примечаниях к великолепному трактату «Разведка и планы сторон в 1812 году» его назвал специалист Владимир Безотосный.
          Оказавшись каким-то образом в Москве накануне войны, Эмилия была вынуждена... зарабатывать на жизнь музыкой. Для урожденной баронессы это выглядело почти что непристойно. Есть сведения, что настоящая баронесса Леймон была замужем. А у той Леймон мужа рядом никто не видел. Получается, что в нашей истории фигурировала таинственная самозванка? Далее известно вот что. Мадам Леймон (или та, кто взяла ее имя) в начале октября 1812 года поступила на службу в Специальное Бюро при Генеральном Штабе. Бюро было создано указом Наполеона еще в 1811 году. Это была специальная военная разведка, нацеленная на Россию. Во главе Бюро стоял бригадный генерал Сокольницкий (1760-1816). Этот шеф Специального Бюро был... поляком. Говорят; что он вел «свою собственную войну», без особой любви относясь к деяниям императора Наполеона, который оккупировал его родину. Сам же Наполеон в удачном поначалу русском походе уделял мало внимания разведке. Спохватился император только в Москве. Когда явственно запахло кризисом. Маршал Колен-кур (1/73- 1827) писал: «Император все время жаловался, что не может раздобыть сведения о происходящем в России. И в самом деле, до нас не доходило оттуда ничего: ни один секретный агент не решался пробраться туда. Всякое прямое сообщение было очень трудно, даже невозможно. Ни за какие деньги нельзя было найти человека, который согласился бы поехать в Петербург...».
          Но тут Наполеону, казалось бы, повезло. Сокольницкий предоставил ценного агента, способного проникнуть в столицу. Это была Эмилия Леймон. В Петербург ее решено было отправить, через Ярославль. Почему? Чтобы она вызывала больше доверия, ведь там был глубокий тыл с кучей беженцев из Москвы. Затеряться в Ярославле Эмилии было просто. Она получила на расходы, четыре тысячи франков. Кроме этой вполне приличной суммы денег, ей дали: коляску и четыре лошади — роскошь по: военным временам.
          Получилось так, что секретная миссия Эмилии Леймон была главной акцией Наполеона с целью получить крайне важную информацию о планах противника. За действиями представительницы своей тайной разведки лично следил Наполеон. Ему важно было понять: что же станет делать царь в Петербурге? Ведь, как оказалось потом, от этого зависело решение императора — куда и зачем идти дальше. А в конечном счете — жизнь и смерть Великой Армии и всей Империи.
          МИССИЯ НЕВЫПОЛНИМА
          В одном из перехваченных в то время русскими партизанами писем французов есть важная строчка: «В Москве ждут возвращения курьера, отправленного в Санкт-Петербург с мирными предложениями. И если они откажут, то придется оставить Москву...». Ясно, что имелась в виду Эмилия Леймон, поскольку больше нет никаких исторических свидетельств о каких-либо иных тайных или явных курьерах (шпионах) Наполеона. Но ожидание затянулось. Эмилия Леймон не подавала никаких сигналов ни о провале своей миссии, ни о каких-либо ее результатах. Наполеон понял, что с последней надеждой на мирные переговоры приходится расстаться. Это был роковой момент не только в русской кампании, но и во всей судьбе Великой Армии и ее императора. 12 октября 1812 Наполеон объявил своему штабу о выступлении из Москвы. Правда, в последней отчаянной надежде утром 13 октября свой приказ Наполеон отменил. Именно тогда, по версии историков, он получил из Петербурга некие обнадеживающие сообщения. Похоже, это сообщение было делом рук Эмилии Леймон. И вот 14 октября маркиз де Лористон снова выехал в расположение русской армии. На этот раз Кутузов даже принял Лористона и беседовал с ним. Когда же Лористон вернулся, Наполеон сообщил маршалам сенсацию: мир все еще возможен. В Петербург из ставки с новыми предложениями Наполеона выехал князь Волконский. Около 18 октября князь должен был вернуться. Но обнадеживающие известия от Леймон оказались роковой ловушкой для Великой Армии. Пока ждали новых известий, уже от Волконского, — пошел снег. Наступали холода, замело дороги. Как известно, Великую Армию погубили именно эти несколько дней обманного ожидания. Если бы не они, французы еще успели бы выступить до свирепых морозов. И могли бы спастись.
          ЭПИЛОГ
           18 октября 1812 года русские войска вместо царя дали ответ Бонапарту. Это были не лживые обещания от шпионки Эмилии Леймон о призрачном мире, а конкретный и внезапный боевой удар. Наши молодцы разгромили мокнущие у Тарутина корпуса Мюрата. Перепуганный неаполитанский король вмиг потерял весь свой лоск и примчался в Москву, бросив даже награбленный обоз. Великой Армии ничего не осталось, как срочно выходить из Москвы. На рассвете 19 октября Наполеон со своим штабом покинул город. «Спецоперация» Наполеона провалилась. То ли Эмилию перевербовали русские, то ли ее непосредственный начальник-поляк велел ей обмануть императора. Что было целью той дезинформации из Петербурга, которая сыграла роковую роль и задержала отступление Великой Армии? Возможно, когда-нибудь историки раскопают ответ и на этот вопрос, как раскопали они имя Эмилии Леймон и осветили ее роль в падении Наполеона.
Реклама